Яндекс.Погода

пятница, 29 мая

небольшой дождь+15 °C

Орлами на смерть идут только ради Родины!

30 апр. 2020 г., 20:55

Просмотры: 185


Сергей Никитович Егоров родился в декабре 1926 г. в д. Васюково Рузского района (теперь Можайского г.о.). Был призван в РККА в 1944 г. и был отправлен в учебный танковый полк в г. Дзержинский Горьковской области, где отучился на танкиста и получил звание ефрейтора. Служил заряжающим самоходки СУ-76. Первое боевое крещение получил на 2-м Белорусском фронте под г. Барановичи, в составе 96 стрелкового корпуса, 1890 самоходного артполка. С февраля 45-го участвовал в боях на территории Польши. При штурме г. Гдыня в марте 45-го получил легкое ранение. После госпиталя участвовал в форсировании Одера и боях на территории Восточной Померании и Саксонии в ходе развертывающейся масштабной Берлинской операции.

 

Билборд_Можайск_Егоров.jpg

 

 

В бою за город Бланкенбург в земле Саксония – Анхальт самоходка, в экипаже которой находился ефрейтор Егоров, метким огнем вывела из строя два орудия, 6 пулеметных точек, уничтожив около 20 гитлеровцев. Этим самым была дана возможность нашей пехоте выполнить задачу командования по овладению данным населенным пунктом.

За эти бои 19-летний Сергей Егоров был награжден орденом Отечественной войны II ст. Его грудь украшают также боевые медали «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейные награды, в числе которых также орден Отечественной войны I ст.

– Сергей Никитович, почему вас на фронт призвал не Рузский, а Балашихинский военкомат?

– Оккупацию я с матерью и младшей сестрой Марией пережил в родной деревне Васюково. Даже не хочу вспоминать, как мы выживали…Мне было всего 14 лет. Старший брат Вячеслав, был призван в самом начале войны и погиб в Шаховском районе, через несколько месяцев после освобождения нам пришла похоронка. Отец Никита Васильевич тоже воевал. Когда в январе 42-го нас освободили, мы очень голодали. По совету знакомых я уехал в Балашиху и поступил там в ремесленное училище, потому что там, пусть скудно, но кормили три раза в день… Правда, доучиться мне не дали, призвали в 17 лет, фронту нужны были резервы…

– На танкиста долго учились?

– Несколько месяцев. Заряжающим попроще, тех долго учить не надо: показали, что и как, и достаточно. А вот механику-водителю надо быть настоящим профессионалом, в его руках – жизни всего экипажа. Скажу честно: хоть учиться боевому мастерству было тяжело, но я был счастлив, что попал в танковые войска. Нашу деревню освобождала 20 танковая бригада, наступавшая через Рузу от известного подмосковного Дубосеково. Перед броском на Можайск танкисты несколько дней жили в нашем доме, а их танки стояли прямо перед окнами в огороде. Я тогда смотрел на них и про себя мечтал: «Вот бы и мне бить на таком же танке фашистов!». Получается, что через два года мечта сбылась.

– Вы были непосредственным участником Восточно-Померанской и Берлинской военных операций. Дело шло к концу войны, наверное, и вы, и ваши боевые товарищи держались орлами?

– Боевой дух в наших частях действительно был очень высоким. А орлами на смерть ходят только из большой любви к своей Родине… Вряд ли я, 18- летний солдат, смотрелся тогда орлом, но себя не жалел, это точно! Хорошо помню ожесточенные сражения за город-крепость Гдыня в Восточной Померании. Нам пришлось там взламывать сильную оборону противника. Немцы не только упорно защищались, но ходили в многочисленные контратаки и бросили в бой огромное количество бронетехники. К тому же гитлеровцы, пользуясь наличием у них морских коммуникаций, снабжали своих припасами и оружием, перебрасывали морем войска, которым германское командование приказало стоять в Гдыне насмерть. Но 28 марта мы взяли город, захватив около 20 тысяч пленных и другие военные трофеи, включая немецкие корабли. Несколько дней передышки, которую дали нашему полку после взятия Гдыни, показались нам земным раем…

– А где встретили победу?

– В апреле 45-го мы вышли к Одеру, в 20 км от г. Штеттин и вели бои за плацдарм на западном берегу реки Вест Одер. Фашисты побежали, мы не давали им закрепиться ни на одном рубеже. Хорошо помню, что уже 3 мая в районе города Шверин мы встретились с союзными войсками. Там, на восточном берегу большого озера мы и встретили Победу. А в июне наш корпус вошел в Северную группу войск, с дислокацией в Польше. Полк преобразовали в отдельный танковый батальон, там в звании сержанта я прослужил аж до 1950 г.

– Вы 40 лет работали водителем в Можайском автохозяйстве. А на пенсии, даже в предыдущие годы, вы часто встречались с можайской молодежью, были активным участником патриотического марафона «Поклонимся великим тем годам». Хватает ли сил у фронтовика?

– Я очень люблю наш город, хорошо знаю все его улицы и окраины. Как он теперь расстроился и похорошел! Еще несколько лет назад я на своей машине ездил по городу в магазины и к хозяйке за молоком, но годы берут свое, сын мне потом запретил садиться за руль. Кстати, сам он водитель, пошел по моим стопам. Сегодня меня 6 внуков и столько же правнуков. Ради них и их ровесников я стараюсь бывать в Можайских школах и нашем техникуме. Хочу, чтобы они росли настоящими патриотами своего Отечества. На таких встречах смотрю на молодых людей и думаю: «Значит, не зря мы воевали, ведь сейчас они живут счастливо и свободно на нашей земле!».

Беседовала Лариса КОРКИНА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц