Яндекс.Погода

вторник, 1 декабря

пасмурно-2 °C

Сапер, гармонист, первый парень на деревне

30 апр. 2020 г., 19:31

Просмотры: 622


Василий Григорьевич Косточко – уроженец урочища Старорузские хутора, что в пяти километрах от пос. Старая Руза Московской области. Там, на привольных берегах Москвы-реки и ее притока реки Шаинки прошло его детство. Парень умел прекрасно нырять и плавать, что потом не раз выручало его на фронте при форсировании водных преград. А еще с самого детства Василий мастерски умел играть на различных музыкальных инструментах: русской гармошке, балалайке, гармони – «хромке», аккордеоне и баяне. Сегодня Василию Григорьевичу 95 лет.

 

Билборд_Можайск_Косточко.jpg

– Василий Григорьевич, какое было начало вашего боевого пути?

– Когда началась война, мне было всего 16 лет. Я только-только успел окончить 7 классов в Старой Рузе. Когда фронт неумолимо стал приближаться к Москве, Сергей Иванович Солнцев, начальник районного отдела НКВД г. Рузы областного штаба по руководству подпольным и партизанским движением стал формировать из местных жителей партизанский отряд, в который я вступил. Там я стал сапером и минером. Быстро научился стрелять из винтовки, особенно мне далась «минерская» наука: ставить и обезвреживать мины.

– Расскажите подробнее о партизанском отряде.

– 26 октября 1941 г. Руза была занята фашистами, но к этому времени отряд был полностью сформирован и обучен. В нем было несколько групп, по 25-30 человек в каждой. Я оказался в группе под командованием Петушкова, базировавшейся между Старорузскими хуторами и д. Багаево. Отряд добывал ценную информацию о скоплениях и передвижениях фашистских частей, о расположении огневых точек в населенных пунктах Рузского и Можайского районов, и по рации сообщал в Москву.

Руководство отряда организовало собственную типографию и выпускало для местного населения партизанскую газету «На боевом посту». С самолета партизанам сбрасывали листовки, издаваемые политуправлением Западного фронта, а они уже распространяли их среди населения. Мы часто спасали от угона в Германию местную молодежь, нападали на проселочных дорогах на фашистские обозы. В общем, не давали врагу на нашей земле ни минуты покоя!

Вот только в ноябре под селом Андреевское в районе озера Глубокое трагически погиб наш товарищ Солнцев. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В д. Молодяково погиб и наш командир Петушков, жертв среди партизан было много.

– Когда вас призвали на службу?

– 17 января 1942 г. 144 стрелковая дивизия 5-й армии освободила Рузу и большую часть деревень. Когда я присутствовал 19 августа на перезахоронении погибших воинов в селе Семеновское, все время думал о том, что ребята, освобождавшие нас, нашли свой смертный час в Долине Славы за Можайском.

Меня сразу призвали в действующую армию, когда и 17-ти лет не исполнилось.

Зато был опыт боевой работы в партизанском отряде, и главное, я обладал навыками сапера. После учебы в пехотном училище в г. Канаш в Чувашии меня определили в саперную часть и в июле 1943 г. отправили на Курскую дугу.

Я уже не помню названий сел и деревень, куда нас высадили из эшелона. А вот сеть наших окопов и немецких траншей могу и сейчас нарисовать. Чаще всего мне приходилось ночью отправляться с нашими полковыми разведчиками в расположение врага, чтобы взять там «языка». В мои обязанности входило разминировать разведчикам проход, окопаться и ждать их возвращения.

Смотришь: волокут фрица, а бывало и так, что несут своего, убитого или раненого… Точно так же сопровождал и армейских разведчиков с рацией, когда они отправлялись в тыл к немцам. Перед наступлением также надо было предварительно сделать проходы для наших бойцов в немецких минных полях.

– Вы очень отважный чело век, Василий Григорьевич. Мы гордимся вами и рады, что имеем возможность с вами общаться. Расскажите еще немного о военном времени.

– Много раз с моими боевыми товарищами приходилось форсировать реки. Я прошел с боями Орловскую, Брянскую, Тульскую, Могилевскую области. Сибиряки – отличные парни, мужественные ребята, а вот плавать не умели… Когда-то из пяти человек, бывших на плоту, до берега вплавь добрался только я один…На переправе у Днепра я получил очень серьезное ранение в позвоночник, долго лежал в госпиталях, затем меня комиссовали. За бои на Курской дуге я был награжден орденом Славы III степени, имею медали. Всем ветеранам Великой Отечественной войны сегодня я желаю крепкого здоровья и благополучия, а молодым – мира на земле!

– Какие события развернулись на Курской дуге?

– Бои там были страшные, все горело и плавилось. Очень часто нам приходилось сдерживать бешеные атаки немецких танков, выматывали постоянные артиллерийские обстрелы, гибло очень много наших бойцов. Тогда наш командир, изучив тактику фрицев, придумал такую хитрость: в 500 метрах от наших окопов вглубь обороны мы вырыли еще одну, запасную линию траншей. Сразу после очередного артобстрела мы по команде спешно перебегали в запасные окопы и оттуда наблюдали, как немецкие танки, не разобравшись в обстановке, «утюжат» нашу прежнюю позицию. Но чаще всего приходилось встречать их гранатами и бутылками с зажигательной смесью. В один из тех горячих дней прямо на мой окоп пошли два немецких «тигра». Я метнул бутылку с зажигательной смесью, и один из танков загорелся. Но другая бутылка, когда я замахнулся, взорвалась прямо в моей руке, возможно, в нее попала пуля или осколок. Тут же рядом рванул вражеский снаряд, и меня всего засыпало землей… Когда меня откопали товарищи, оказалось, что правая рука и голова у меня сильно обгорели, но было бы намного хуже, если бы земля не потушила этот огонь. В госпиталь я не согласился идти, ведь левая рука работала… Меня перевязали, присыпали раны стрептоцидом, и – вперед!

Лариса КОРКИНА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц