Яндекс.Погода

среда, 20 октября

облачно с прояснениями0 °C

50 лет в сельской школе

05 окт. 2021 г., 10:09

Просмотры: 89


18 августа ветеран труда, ветеран педагогического коллектива МОУ Горетовская СОШ, жительница д. Горетово Нина Григорьевна Бахромеева отметила свой 90-летний юбилей

Война застала на Смоленщине

Нина Соколова (дев.) родилась в г. Орехово-Зуево, в семье интеллигентов. Свои дворянские корни родители в то время тщательно скрывали. Девочка была единственным ребенком в семье. Мать Лилия Давыдовна родилась за 5 лет до революции, она росла и воспитывалась у своей тети в Москве, ее родители сгинули в революционных бурях. Мать была грамотной и выучилась на почтового работника. Отец Григорий Александрович, окончив курсы повышения квалификации инженерно-технических работников при Орехово-Зуевском энергохимическом институте, до войны работал мастером ремесленного училища при заводе «Карболит». Его мать, Анна Александровна, бабушка Нины, была учительницей, она преподавала еще в дореволюционной школе города Мещовск тогда Смоленской области. К сожалению, Анна Александровна рано умерла, еще до рождения внучки. Александр Дмитриевич, дедушка Нины, был хорошим финансистом и работал главным бухгалтером Мещовского госбанка. У старших Соколовых была большая и дружная семья, в мире и любви они вырастили и воспитали пятерых детей. Александр Дмитриевич после смерти жены жил в своем доме в Мещовске, вместе с двумя незамужними младшими сестрами, Верой и Надеждой. В этот большой дом, с его огромным зеленым садом и морем цветов, каждое лето приезжала гостить Нина, там ее и застала надвинувшаяся над страной беда.

pvzlY2J.jpeg

Первые страшные воспоминания девочки о войне – это отступающие к Смоленску наши танки, колонны измотанных в боях, прячущих глаза солдат. Они устало брели по центральной улице города, а по обочинам стояли жители Мещовска, многие, глядя на отступающих, плакали… Потом за Ниной приехал отец и забрал ее домой, в Орехово-Зуево.

В середине октября 41-го фронт находился уже в ста километрах от города. Завод «Карболит», до войны выпускающий пластмассовые изделия, перешел на изготовление противотанковых и противоавтотранспортных ежей для обороны Москвы, а также другой военной продукции. Тогда же цеха стали спешно готовить для эвакуации в Сибирь. Первый эшелон с оборудованием, сотней рабочих и членов их семей в начале ноября отправили в г. Белово Кемеровской области. В этой партии эвакуированных были и Соколовы. По воспоминаниям женщины, дорога была длинной, ехали в отапливаемом маленькой печкой-буржуйкой товарном вагоне с множеством полатей, на которых все спали рядком, не раздеваясь, и только в последних числах декабря прибыли на место.

– В феврале 42-го нам пришло письмо, в котором сообщалось, что младший брат отца, дядя Борис, погиб под Мосальском, освобождая Калужскую область, – рассказывает Нина Григорьевна. – Папа сразу снял с себя бронь и настоял, чтобы его отправили добровольцем на фронт. Он воевал на 2-м Белорусском фронте, был связистом в мотострелковой пехотной части и прошел всю войну, ему пришлось воевать также в Японии. Был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Японией», орденом Славы III степени. Вернувшись, помогал осиротевшей семье брата. С дочерью Бориса Александровича Риммой мы до сих пор поддерживаем тесные родственные отношения.

Наградили портретом Сталина

До войны Нина успела окончить только 2 класса, училась девочка на «отлично». В Белово она продолжила учебу, среди изучаемых предметов было и военное дело. Жили Соколовы с другими эвакуированными семьями в бараке. Мать сутками работала на военном заводе, дома бывала редко. Нина чаще всего была предоставлена самой себе, большее время суток проводила в школе и на общественной работе, занималась в кружках. Для солдат, воевавших на фронте, все девочки шили кисеты, вязали носки, варежки, вкладывая в них свои записочки. И Нина тоже писала своим детским красивым почерком: «Дорогой боец! Желаю тебе победить ненавистного врага!». Осенью учащихся школы на месяц-полтора отправляли на уборку картофеля и моркови в местный колхоз, и там девочка была «ударницей».

– Конечно, я уже не училась на одни пятерки, было очень тяжело, – вспоминает Нина Григорьевна. – Писали мы на газетах между строчками, жили впроголодь. Но я старалась, ведь отец с фронта писал: «Доченька, учись хорошо!». Однажды меня даже премировали за хорошую учебу двумя тетрадками и двумя простыми неокрашенными карандашами, что было в те военные годы невиданной роскошью. В другой раз я получила особо ценную награду: небольшой портрет Сталина в рамочке под стеклом...

По воспоминаниям ветерана, в их классе на стене висела огромная карта, на которой флажками ученики с педагогами постоянно отмечали передвижение наших войск на линии фронта. Каким счастьем было переставлять вперед флажок при освобождении от фашистов очередного города! Но самой большой радостью, конечно, было получить от отца очередной «треугольничек» с фронта. Он писал семье из Белоруссии, Восточной Пруссии, Японии. Нина Григорьевна часто показывает эти фронтовые письма и открытки детям, бывая на открытых уроках в Горетовской школе.

Мечта стать учителем сбылась

В марте 46-го отец Нины вернулся за семьей в Белово и перевез домой, в Орехово-Зуево. Он определил дочь в 8-й класс школы с раздельным обучением, – в прежней, где Нина училась до войны, места не было.

– Заканчивая там старшие классы, я все более убеждалась, что мальчики и девочки должны учиться вместе и постоянно общаться на уроках и переменах, – говорит ветеран-педагог. – При раздельной системе обучения мы росли какими-то «дичками», оторванными от реального мира. Я всегда мечтала: стану учителем, буду учить и мальчиков, и девочек, причем ставить им одни пятерки! Мне всегда очень нравились наши учителя, с добрыми и мудрыми глазами, с солидными портфелями в руках. Так хотелось быть похожими на них!

Григорий Александрович, израненный и простуженный на фронтах Великой Отечественной, жил, к сожалению, недолго, и скончался в феврале 1947 года. Это стало огромным ударом для Нины, учившейся тогда в 9-м классе. Помня напутствия отца, она все же хорошо окончила школу и поступила учиться в Орехово-Зуевский двухгодичный учительский институт. После его окончания ее распределили в Можайск. Так в 1951 году Нина Григорьевна стала преподавать русский язык и литературу в Глазовской семилетней школе. Ее первым директором и наставником был бывший фронтовик Михаил Михайлович Лебенков – замечательный человек и педагог, делившийся с молодыми учителями своим огромным опытом работы с детьми.

– В старших классах учились еще 16-17-летние «переростки», почти мои ровесники, ведь мне было всего 20, – рассказывает ветеран-педагог. – Бывало, мы с молодыми учительницами, жившими со мной на одной квартире в Глазово, бежим в Горетовский клуб на танцы, а эти ребята уважительно шествуют поодаль, охраняют нас, ведь тогда в окрестных лесах водились волки. Конечно, для нас эти парнишки были только учениками…

В Глазово Нина встретила свою судьбу, горетовского механизатора Виктора Бахромеева. Парень, как комсомолец-активист, однажды приехал на школьные спортивные соревнования и влюбился в Нину с первого взгляда. Девушка ответила ему взаимностью и молодые люди поженились.

Горетовская быль

До встречи с Ниной Виктор работал радистом, он ездил по деревням, обслуживая радиосеть, весьма разветвленную в то время. Его родители до войны работали в Горетовском колхозе, в семье подрастали трое детей. Отец Николай Алексеевич Бахромеев был призван 23 июня 41-го, на следующий день после объявления войны. Виктору было всего 12 лет, когда отец после кратковременного обучения забежал домой попрощаться с семьей, отправляясь на фронт.

– Витя, ты остаешься старшим в семье, – сказал отец. – Береги младших сестер и мать!

Оккупацию семья Бахромеевых перенесла в своем доме в старом Горетове, стоявшем на берегу Москвы-реки. Все три месяца у них квартировали наглые и непрошеные постояльцы. Фашисты заставляли женщину обстирывать их, варить картошку из собственного подвала, два раза в день топить печь. Счастье, что перед приходом немцев в деревню мать зарезала поросенка, просолила мясо и закопала его в огороде. После того, как в январе 42-го гитлеровцы сожгли дотла родную деревню, Бахромеевы, как и все горетовцы, вынуждены были какое-то время жить в подвале полуразрушенного барского дома-флигеля (сохранился по сей день). То, что люди, набившиеся в него, выжили, они должны быть во многом обязаны Федосье Михайловне, делившейся с односельчанами сохранившейся солониной.

В апреле 42-го рядовой Николай Бахромеев пропал без вести, о чем летом была извещена его семья. Погоревав и поняв, что помощи ждать неоткуда, Бахромеевы, благодаря этому же салу, смогли построить маленький хлипкий домик на месте сгоревшего.

Вот в это жилище Виктор и привел в 51-м молодую жену. Несмотря на то, что Нина выросла в городе и воспитывалась в интеллигентной семье, белоручкой она не была.

– 50 соток огорода было при доме мужа и, конечно, я после уроков работала на нем, как и вся семья, – рассказывает Нина Григорьевна. – Жизнь тогда была очень тяжелая, без картошки, капусты и огурцов было не выжить. Молодую картошку свекровь продавала на рынке, чтобы было с чего платить налоги, которыми государство облагало каждый двор. А в колхозе она по-прежнему работала за «палочки-трудодни»… Федосья Михайловна держала овец, коз. Муж научился валять валенки, что тоже было большим подспорьем.

Младшие сестры Виктора, Антонина и Галина, учились у Нины Григорьевны в классе, но никакого снисхождения им родственница не делала, – наоборот, спрашивала с девчонок еще строже, чем с остальных. И, придя со школы домой, частенько сгоняла их с печки, заставляя учить уроки.

– Хотя я когда-то в детстве говорила, что всем подряд буду ставить пятерки, но, преподавая в школе, поняла, что с детьми надо быть и в меру строгой, – с улыбкой говорит Нина Григорьевна.

В 1960 г. в связи со строительством Можайского водохранилища и ликвидацией Глазовской семилетки, Нину Григорьевну перевели работать в Горетово, где была тогда восьмилетняя школа. Через год Горетовская школа стала средним общеобразовательным учреждением. В нее ходили дети из Мышкино, Милятино, Авдотьино, Белей и многих других окрестных деревень, классы были большими.

– И здесь у меня были замечательные коллеги и наставники, такие как Мария Павловна Золотухина, первый директор Горетовской школы, – рассказывает ветеран. – С ней мы ездили на попутных машинах в Московский учколлектор, завозили наглядные пособия для новой школы. Уже опытные тогда преподаватели Тамара Георгиевна Кривенкова, Мария Михайловна Глебова, Софья Романовна Будкина, – всегда опекали меня, обо всех я храню самые добрые воспоминания.

1960-й год оказался очень тяжелым для молодой учительницы.

– Нелегко мне пришлось, – рассказывает Нина Григорьевна. – Водохранилище подошло практически к самому нашему дому, его пришлось разобрать и перенести на новое место, по жребию определенное среди односельчан. Весь август, пока дом собирали, мы жили практически на улице, под навесом возле водохранилища, на месте нашего старого дома. У меня уже были два сына, а в апреле того года родилась дочь Галя. Для нее мы под этим навесом подвешивали гамак, наше убежище продувалось всеми ветрами. Хорошо, что крайний дом Беловых еще не сломали, соседи там жили, и я носила к ним свою 4-месячную дочь, чтобы перепеленать. Послеродовой отпуск тогда составлял всего два месяца, в сентябре я уже вышла на работу. Кстати, свекровь уже в новом Горетове завела корову, и мне пришлось научиться ее доить…

Работая в Горетовской школе, Нина Григорьевна заочно окончила педагогический институт с правом преподавания в старших классах. Первая запись в ее трудовой книжке датирована августом 1951 г., а последняя – августом 2001-го.

VtKxJXX.jpeg

Вместе супруги Бахромеевы в мире и любви вырастили и воспитали троих детей, сегодня Нина Григорьевна богата и на внуков, и на правнуков, многие из которых живут и трудятся на Можайской земле. А в Горетовской школе учатся правнуки юбиляра: третьеклассник Дима, и второклассница Настенька. С Димой по просьбе родителей Нина Григорьевна дополнительно занимается русским языком, для нее это не составляет большого труда.

– Я часто бываю в родной школе, благо, живу напротив, в «учительском доме», – говорит ветеран-педагог. – Встречаюсь с учениками на открытых уроках, рассказываю им про войну, делюсь воспоминаниями мужа и родственников об оккупации Горетово. Школа для меня – целая жизнь, источник радости, вдохновения и положительной энергии для того, чтобы счастливо встретить следующий день.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*